Педагоги не знакомы с аутизмом

Вы точно человек?

педагоги не знакомы с аутизмом

Говорят, аутизм неизлечим, но ты не веришь, и идешь. Я знакома с мамой из Украины, у которой по шестилетнему ребенку теперь и вовсе не “ аутизм” или “гиперактивность” приставляют помощника-педагога. Вопрос о социализации детей с аутизмом волнует не только родителей и . Никольской для детей с аутизмом2, не знакомы большинству педагогов- практиков. Многие педагоги не понимают, что происходит с детьми с аутизмом. От проблемы уже не отмахнуться, не отвести стыдливо глаза от « особенного» и педагогам, и обществу избавиться от мифов об аутизме. Встреча с людьми, которые не понаслышке знакомы с вашими.

  • Проблемы обучения и воспитания детей с аутизмом
  • Аутизм шагает по планете. Всех труднее впереди идущим...*
  • Вы точно человек?

Часто полезно бывает создать особую общую заботу, направленность на помощь кому-то третьему, возможно, соученику, который нуждается в. Здесь возникает вопрос, особенно он касается аутичных детей со значительным отставанием в умственном развитии: Отвечая на этот вопрос, мы должны развести собственную задачу обучения ребенка новому навыку и задачу общей смысловой организации поведения.

В первом случае, как мы уже говорили, ситуация обучения должна быть максимально организована в помощь овладения навыком, и здесь, конечно, речевая инструкция должна быть дозирована и упрощена, содержать только самые существенные указания к действию. Во втором случае нам важно общее усвоение ребенком смысла происходящего, и здесь важен уже весь речевой контекст с информацией, которая дается и через слово и через просодические характеристики речи и, прежде всего, ее смысловые ударения, интонации.

Известно, что в раннем возрасте первое выделение смысловых единиц речи, предшествующее их фонематическому анализу, происходит с помощью освоения интонационной структуры. Мать, разговаривая с младенцем, заботится сначала не о понятности ему отдельных слов, а о ясности интонации.

Здесь нам тоже прежде всего важна передача ребенку общего смысла ситуации, значит, мы нуждаемся в развернутой, интонационно насыщенной речи. Он должен научиться не только всему тому, чему учат в школе других детей, но и многому другому, тому, что дети с нормальным психическим развитием узнают сами в раннем возрасте. Содержанием его может быть и обучение навыкам коммуникации и бытовой адаптации, школьным навыкам, расширение знаний об окружающем мире, других людях.

Чем больше он усваивает таких навыков, тем более структурно разработанной, устойчивой становится его социальная роль, разнообразными стереотипы школьного поведения. Для него важны все школьные предметы, но акценты в подаче учебного материала здесь во многих случаях должны быть несколько изменены.

Программы обучения должны быть индивидуализированы. Это связано как с индивидуальными трудностями, так и с индивидуальными стереотипными интересами таких детей. Как мы уже упоминали, первое взаимодействие с такими детьми может строиться именно на основе их стереотипных интересов. Стереотипные интересы часто связаны с избирательной одаренностью таких детей.

Как уже говорилось, она может проявляться в особой музыкальности, способности к рисованию, счетным операциям, конструировании, возможности освоения иностранных языков, накопления энциклопедических знаний в отдельных областях. Конечно, эти способности проявляются в русле спонтанной деятельности таких детей. Произвольное взаимодействие, обучение и здесь связано с огромными трудностями, кажется, что ребенок в это время лишается всех своих способностей.

И все же гибкий, терпеливый учитель имеет здесь больше шансов на успех. Если ребенок проходит период произвольной отработки основных технических навыков и эмоционального освоения смыслов деятельности, индивидуальная одаренность, свобода, неординарность проявлений возвращаются к.

педагоги не знакомы с аутизмом

Таким образом, программа обучения аутичного ребенка должна быть разработана индивидуально и должна строиться на основе его избирательных интересов и способностей. Вместе с тем существуют общие трудности, определяющие общие акценты работы.

Как учатся дети с аутизмом: истории из России и Великобритании - BBC News Русская служба

Так, для всех, даже для высокоинтеллектуальных аутичных детей огромной проблемой является освоение навыков бытового самообслуживания. Беспомощность в простейших бытовых ситуациях может провоцировать тяжелые нарушения поведения: Конечно, освоение навыков бытовой адаптации, самообслуживания должно идти в основном дома, но школа в этом случае не должна оставаться в стороне от этой работы.

Моменты школьного дня, когда ребенок раздевается и одевается, приходя в школу и уходя из нее, переодевается на физкультуру, завтракает в столовой, должны рассматриваться как ситуации обучения. В соответствии с этим они должны быть четко педагогически структурированы. Работа по улучшению бытовой адаптации должна идти в тесном взаимодействии с родителями. То, чему ребенок учится в школе, должно переноситься домой, как и его домашние достижения должны использоваться в школе.

Это не происходит само собой, потому что аутичный ребенок, как мы уже отмечали, ригидно связывает навык с местом и человеком, с которым этот навык был отработан.

Поэтому при возникновении трудностей для облегчения переноса возможна временная работа с навыком родителей в школе и педагога дома. Большое значение имеет освоение ребенком учебных навыков чтения, письма, счета. Эти навыки становятся новыми средствами коммуникации, новыми каналами получения информации о мире, взаимодействия с другими людьми. Как правило, аутичный ребенок чрезвычайно гордится этими достижениями, переживает, если у него возникают трудности.

Самые распространенные ошибки при работе над развитием речи у ребенка с аутизмом

Мы имеем опыт, что изучение таким ребенком иностранного языка может активизировать его коммуникацию, стимулировать развитие ее форм, включить его в контакты со сверстниками. В ситуации начала изучения языка он оказывается в более равном положении с одноклассниками - они тоже могут пользоваться только немногими стереотипными формами речи.

И здесь аутичный ребенок становится более активным, включается в отработку обращений, диалогов, легче усваивает новые речевые формы. Для него очень важны учебные предметы, которые расширяют его знания об окружающем мире и других людях. В начальной школе это чтение, природоведение, история, потом предметы гуманитарного и естественного циклов.

Здесь, как и везде, ему нужны не формальные знания, а их связь с его реальной личной жизнью. Если для ребенка с обычным отставанием в умственном развитии такая связь с непосредственным жизненным опытом важна для облегчения понимания отвлеченных знаний, то здесь, наоборот, идущее от учителя осмысление законов окружающего мира, мира других людей может стимулировать адекватное осознание, проработку вместе с ребенком его личных отношений с миром и людьми.

Особенно важными нам представляются занятия такого ребенка литературой, сначала детской, потом классической. Необходимо медленное, тщательное, эмоционально насыщенное освоение заложенных в этих книгах художественных образов людей, обстоятельств, логики их жизни, осознание их внутренней сложности, неоднозначности внутренних и внешних проявлений, отношений между людьми. Это способствует улучшению понимания себя и других, уменьшает одноплановость восприятия мира, стремления все делить на черное и белое, развивает чувство юмора.

Понятно, как все это важно для социализации такого ребенка, его эмоциональной стабилизации. Физические упражнения, как известно, могут и поднять общую активность ребенка и снять его патологическое напряжение.

И то и другое актуально. Известно, что такой ребенок в большинстве случаев испытывает огромные трудности на всех уровнях организации моторного действия: Все эти трудности становятся особенно явными в ситуации произвольной организации ребенка.

Ему необходима специальная индивидуальная программа физического развития, сочетающая приемы работы в свободной, игровой и четко структурированной форме. С возрастом все большую ценность для такого ребенка приобретают занятия спортом. Именно здесь он получает возможность усложнить свое понимание смысла происходящего, научиться понимать, что такое выигрыш и проигрыш, адекватно переживать их, упорно стремиться к победе и не падать духом при поражении, научиться взаимодействовать с другими детьми, чувствовать себя членом команды.

Мы хотим подчеркнуть, что учитель физкультуры может сделать чрезвычайно много для такого ребенка, не только для его физического, но и для эмоционального, личностного развития. Необходимо только помнить, что на занятии физкультурой такой ребенок находится, может быть, в самом уязвимом положении, наиболее невыгодно отличается от своих одноклассников, легко может почувствовать себя безнадежно неспособным, стать объектом насмешек.

Хороший педагог, однако, найдет возможность поддержать его, создать в классе атмосферу симпатии и взаимопомощи. Уроки труда, рисования, пения в младшем возрасте тоже могут сделать очень много для адаптации такого ребенка в школе.

Прежде всего именно на этих уроках аутичный ребенок может получить первые впечатления того, что он работает вместе со всеми, понять, что его действия имеют реальный результат. Это очень важно для. Учитывая неловкость рук такого ребенка, мы должны подбирать для него задания так, чтобы он чувствовал в них свою состоятельность, чтобы работа не была особенно трудной, а эффект был ярким. Особой проблемой могут стать импульсивные действия такого ребенка, уничтожение им результата собственной работы - внезапное стремление порвать рисунок и.

Мы не будем здесь трактовать их, заметим только, что уже через секунду ребенок обычно горько жалеет о том, что сделал.

Чтобы не допустить подобного, учитель должен немедленно после окончания работы забрать рисунок или поделку, поставить ее в безопасное место - на полку, повесить на стену, но так, чтобы все могли видеть ее, радоваться вместе с ребенком его успеху. Для такого ребенка прежде всего важны личные отношения. Он может долго не воспринимать инструкций, даваемых классу фронтально.

Это постепенно изменится, но сначала это не должно раздражать учителя. Надо только помнить, что такой ребенок должен сидеть рядом и дополнительно к общей инструкции необходимо обратиться к нему лично.

Часто бывает достаточно одного слова, взгляда, улыбки или прикосновения, и ребенок включается в общую работу. Желательно, чтобы учитель создал ребенку хорошую репутацию в глазах одноклассников. Он, как правило, достаточно странен в своих спонтанных проявлениях, в нелегких попытках установить контакт и легко может произвести плохое впечатление.

На уроках учитель может продемонстрировать его сильные стороны: Неформальные контакты на перемене тоже по возможности должны быть организованы. Для такого ребенка очень важно иметь возможность быть рядом с доброжелательными сверстниками, наблюдать за их играми, слушать их разговоры, пытаться понять их интересы, отношения.

С ним надо специально проговаривать, обсуждать возникающие ситуации.

педагоги не знакомы с аутизмом

Позже очень важно сохранить для такого ребенка возможность участвовать в общих экскурсиях, организации концертов, классных спектаклей, праздничных вечеров, присутствовать при общих дискуссиях, даже при невозможности активного участия в.

Очень много такому ребенку дает участие в походах. Стереотипа, в котором ребенок осмыслил бы свою роль и чувствовал бы себя уверенно, мог предвидеть развитие событий, был бы вооружен адекватными способами реагирования, понимал, чего от него ждут другие, и мог выразить свои желания.

Это снимает большую часть поведенческих проблем, открывает ребенку возможность учиться. Вместе с тем мы понимаем, что невозможно разработать стереотипы на все случаи жизни, а малейший сбой стереотипа снова делает такого ребенка уязвимым.

Мы пришли к выводу, что путь здесь лежит не через ломку стереотипа поведения, а через его развитие.

Проблемы обучения и воспитания детей с аутизмом

После уроков Эмили возвращалась домой на грани нервного срыва, и Лорне было невыносимо видеть ее расстроенной и озлобленной. Иногда было настолько трудно, что женщине приходилось звонить в социальную службу.

При этом девочка уверяла: Но как это делать, не понимает, а объяснить ей никто не пытается. Если я делала ошибку, меня отчитывали так, как никого другого", - рассказывает Эмили. Кроме того ей сложно было найти общий язык с одноклассниками. Сейчас Лорне Линч кажется, что она приняла верное решение. Тем не менее, она уверена: Image caption Лорна Линч решила, что для ее дочери с аутизмом лучше будет учиться дома История Лорны и ее дочери - не единичный случай, а часть нарастающего тренда.

Это не всегда выбор родителей: Сейчас в такой ситуации находятся тысячи детей с особенностями развития. Адам Бодисон, глава благотворительной организации "Насен", объясняет: Нагрузка увеличивается, и она уже не может в полной мере обеспечивать нужды особенных учеников", - говорит Бодисон. При этом, добавляет он, все школы оцениваются по одним и тем же параметрам эффективности, хотя одни школы более инклюзивные, а другие менее.

В небольшом поселке под Новосибирском все знакомы, так что в одном классе с ним оказались дети маминых друзей. А за одной партой - сама мама. Как рассказывает Анна Юдина, школа предложила мальчику с ранним детским аутизмом индивидуальные занятия по главным предметам - математика, русский. А остальные - рисование, музыку, физкультуру - Ваня должен был постигать вместе с классом. Для того, чтобы ребенок мог проговаривать слово, не только повторяя за взрослым, но и используя это слово для просьбы, или наименуя этим словом предмет, или отвечать на вопрос об этом речевом понятии, требуется правильно использовать процедуру переноса контроля.

На практике часто происходит, что ребенок может повторять слоги "со", "ба", "ка", но не может произнести это слово, когда видит карточку с изображением собаки, или ответить на вопрос "Кто лает? Для того, чтобы помочь ребенку произносить слово в разных функциональных ситуациях, требуется проанализировать, какой вид подсказки будет наиболее эффективным в данном случае, и каким способом ее убрать.

Часто визуальная подсказка карточка, на которой написано слово бывает более эффективным видом подсказки, а метод "Временная задержка подсказки" Time delay более эффективным, чем метод "От наибольшей до наименьшей" Most-to Least. Также очень важно своевременное предоставление подсказки - сразу после основного стимула. Например, если показывать ребенку собаку, и одновременно с этим давать подсказку "Собака", ребенок повторит слово "собака", но данная реакция по-прежнему будет контролироваться подсказкой, а не основным стимулом - изображением собаки.

Отсюда, сначала нужно показать основной стимул - изображение собаки, и только потом давать подсказку. Отсутствие поведенческого момента В виду того, что появление экспрессивной речи у ребенка является целью занятий, педагоги часто начинают занятие именно с этого - показывают ребенку карточки, и требуют их называть, или требуют повторять слова и слоги, или сразу же отвечать на вопросы.

Но для аутичного ребенка, у которого затруднения именно в этой сфере, часто бывает сложно включиться, и он либо ничего не произносит - замолкает, отгораживается, либо демонстрирует нежелательное поведение и плачет.

Для того, чтобы ребенок включился и сотрудничал в процессе этих упражнений, желательно начинать занятие с других, более легких и мотивационных зданий.

А если ребенок в процессе упражнения на наименование или звукоподражание вдруг прекращает реагировать, или избегает требований, можно быстро сменить направление работы - вместо наименования карточек тренировать различение карточек, вместо словесной имитации переключиться на моторную имитацию. В данных упражнениях педагог может использовать физические подсказки, помочь ребенку включиться, и как только ребенок начинает самостоятельно выполнять нужные действия, переключиться снова на экспрессивные задания.

педагоги не знакомы с аутизмом

Также очень полезно в процессе занятий использовать "Смешанные блоки", и быстро перемежать разные упражнения делать, своего рода "Микс" из разных упражнений. Тогда ребенок меньше утомляется, лучше сосредоточен, и быстрее достигает желаемых результатов. Отсутствие поощрений приближенной реакции.